РоссияЧт, 20 июня 2024
Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Анадырь
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Спецоперация России
Последние новости
Спецоперация России
Сортировка
Поиск
Спецоперация России
#Аналитика Читать 3 мин.

При оценке влияния России на страны региона Южного Кавказа сегодня надо учитывать то обстоятельство, что до недавнего времени у России не было официальной государственной идеологии, наличие которой было запрещено Конституцией страны

Гибель главы Ирана Раиси не затормозит реализацию МТК «Север-Юг»

редакции
#Аналитика

Фото: редакции

При оценке влияния России на страны региона Южного Кавказа сегодня надо учитывать то обстоятельство, что до недавнего времени у России не было официальной государственной идеологии, наличие которой было запрещено Конституцией страны
редакции #Аналитика

Фото: редакции

Гибель главы Ирана Раиси не затормозит реализацию МТК «Север-Юг»

23 мая – ИА SM.News. Тогда как каждая из стран региона в своей внутренней и внешней политике является глубокоидеологизированным государством с наличием официальной национальной идеи, возведенной в абсолют. Так, для Азербайджана таким идефиксом являлась и является идея освобождения, реинтеграции и возрождения ранее оккупированных Арменией территорий, для Армении – идея обладания Карабахом, что нагло даже свое отражение в конституционных актах этой страны, для Ирана – борьба и мировым сионизмом, существованием Еврейского государства Израиль и обладание руководящей ролью в исламском мире, для Турции – доминирование в регионе Передней Азии и Ближнего Востока, а также создание Турана – альянса тюркских государств и народов от Гагаузии до Алтая и Якутии.

В России, государственность которой четверть века являлась инструментом обеспечения финансовых интересов компрадорской буржуазии, речи о наличии собственной национально ориентированной идеологии не могло быть в принципе, и поэтому в условиях объективно имеющегося идеологического вакуума Кремль не мог предложить странам региона Южного Кавказа ничего кроме политики меркантилизма, то есть политики зарабатывания денег крупной буржуазией без ориентации на декларируемые национальные интересы.

Военное поражение вооруженных сил Армении и вооруженных формирований карабахских армян в 2020 и 2023 годах исчерпало военно-политическую, территориальную, социальную и экономическую составляющие карабахского конфликта, а его политическая составляющая хотя и сохранилась, но утратила свое былое влияние на региональные процессы на Южном Кавказе и трансрегиональные процессы с его участием. Вслед за этим автоматически понизилась роль Армении как субъекта международных отношений, лишенного выхода к морю и находящегося в окружении недружественных соседей.

Единственный вопрос, который сегодня позволяет официальному Еревану претендовать на статусхотя бы младшего партнера при определении судьбы региона, является разблокировка или создание заново транспортно-логистических путей через территорию Армении для расширения сети железнодорожных и автотранспортных коммуникаций в рамках реализации глобального проекта Международного транспортного коридора (МТК) «Север-Юг», учрежденного в 1999 году Россией, Ираном и Индией, к которому впоследствии присоединились еще 11 сопредельных государств, включая Азербайджан, Армению, Казахстан, Турцию, Сирию и Украину. Показательно, что Грузия не участвует в реализации данного проекта, тем самым добровольно усугубляя свою и без того непростую макроэкономическую ситуацию.

Итак, в проекте МТК «Север-Юг» участвуют пять из шести кавказских государств – Россия, Азербайджан, Армения, Иран и Турция, при этом только Армения увязывает свое присутствие в этом сугубо экономическом проекте с политическими требованиями обеспечения своего государственного суверенитета и государственной целостности, все остальные страны, обладая самодостаточностью, таких требований не выдвигают. Из этого можно сделать вывод, что Армения будет принуждена соседними странами дипломатическими, экономическими и при необходимости военными средствами принять участие в интеграционных процессах, когда в этом у остальных возникнет реальная потребность.

В частности, Турция заявила, что на фоне последствий катастрофического землетрясения в феврале 2023 года сможет подготовить сможет подготовить свою транспортную инфраструктуру к присоединению к МТК «Север-Юг» не ранее 2028 года. К этому времени должно завершиться строительство двухколейной железной дороги на участке Алят (Азербайджан) – Астара (Азербайджан) – Астара (Иран) – Решт (Иран) – Казвин (Иран) с шириной колеи 1520 мм (русский стандарт) и 1435 мм (европейский стандарт) одновременно. Следовательно, у Армении есть еще, максимум, два года на то, чтобы безнаказанно и без видимых последствий совершать дипломатические и политические демарши, выражая несогласие со своей интеграцией в международную транспортно-логистическую инфраструктуру, после чего при молчаливом согласии России она будет принуждена к этому своими соседями – Азербайджаном, Ираном и Турцией.

При оценке влияния России на страны региона Южного Кавказа сегодня надо учитывать то обстоятельство, что до недавнего времени у России не было официальной государственной идеологии, наличие которой было запрещено Конституцией страны

Фото редакции

Таким образом, у премьер-министра Армении Никола Пашиняна есть не более двух с половиной лет времени (до конца 2026 года), чтобы удовлетворить все требования и претензии Азербайджана в порядке двусторонних отношений, без подключения к этому процессу сопредельных к региону Южного Кавказа стран. Такой люфт во времени предоставлен ему намерено, чтобы не спровоцировать в Армении внутриполитического кризиса или коллапса и подготовить общественное мнение населения страны к принятую новой для него региональной реальности.

Если Армения самостоятельно (или с помощью Азербайджана и России) не восстановит на своей территории доставшееся ей в наследие от СССР международное железнодорожное сообщение и не подготовится к строительству через свою территорию Зангезурского (Мегринского) транспортного коридора, то она будет принуждена это сделать под внешним давлением. В реализацию проекта создания МТК «Север-Юг» вложены слишком большие деньги России, Ирана, Индии, Казахстана, Азербайджана и отчасти Турции, чтобы позволить малой по площади территории и численности населения Армении в одностороннем порядке сорвать илизаблокировать его.

Следовательно, с высокой степенью вероятности можно утверждать, что несмотря на наличие форс-мажорных внешних макроэкономических обстоятельств типа разрушительного землетрясения в Турции, войны на Украине и двух дет засухи и неурожая в Иране проект МТК «Север-Юг» продолжает активно развиваться, создавая альтернативу всей системе международной морской торговле. В частности, в сравнении с начальной стадией реализации данного проекта скорость прохождение грузов при из перевозки контейнерами из Индии на северо-запад России, в порты Ленинградской области за 20 лет сократилась на 40 процентов – с 25 до 15 суток за счет модернизации транспортных коммуникаций, а после завершения строительства участка железной дороги Астара-Решт-Казвин скорость грузопотока увеличиться еще, а время прохождения грузов сократиться до 10 суток.

В настоящее время Россия, Азербайджан и Иран находятся в очень серьезной взаимной финансово-экономической зависимости в связи с активной фазой реализации общих инфраструктурных проектов, поэтому принципиальных политических разногласий между ними нет и быть не может. Достаточно сказать, что в апреле 2024 гола было заявлено, что «вскоре», то есть до конца года, начнет работу «энергетическое кольцо» («мост»), объединяющее электроэнергетические системы России, Азербайджана и Ирана, главной целью которого является стабилизация электроэнергетической системы именно Ирана, а также предотвращение периодически случающихся из-за природно-климатических условий блэкдаунов на территории Азербайджана.

Таким образом, три страны будет связывать не только общая транспортно-логистическая, но и параллельная национальным электроэнергетическая система, что свидетельствует о выходе их отношений на качественно более высокий уровень, а также создание транснациональных макроэкономических структур регулирования ресурсного обеспечения, что повышает масштабы экономического взаимодействия и существенно понижает риски конфронтации по идеологическим (религиозным) мотивам.

22 февраля 2022 года, за два дня до начала специальной военной операции вооруженных сил России на Украине, когда стратегическое решение о начале военных действий было уже принято в военно-политическом окружении президента Путина, в Москву прибыл президент Азербайджана Ильхам Алиев, который, зная о неизбежности начала военных действий со стороны России через два дня, подписал с президентом Путиным Декларацию о союзническом взаимодействии, близкую по тексту к содержанию Шушинской декларации о союзнических отношениях 2021 года между Азербайджаном и Турцией. Таким образом, лидеры двух стран политическими средствами защитили общие макроэкономические интересы, которые в условиях боевых действий России на Украине получили свое негласное развитие.

Сегодня Азербайджан является союзником и партнером России в преодолении коллективных экономических санкций, наложенных союзниками Украины на Россию в вопросе экспорта углеводородов: в частности, Азербайджан продает на мировом рынке весь добытый природный газ со своих месторождений, а внутренние потребности в этом виде топлива компенсирует его закупками у России по демпинговым ценам. Аналогичная картина наблюдается и в деле продажи сырой нефти из Азербайджана в страны Юго-Восточной Европы и Израиль, когда однородная по составу нефть из азербайджанских и российских прикаспийских месторождений смешивается между собой в пропорции 3:2 и поставляется на мировой рынок как сугубо азербайджанская с последующим разделом прибыли между государственными нефтегазовыми корпорациями.

Специальная военная операция вооруженных сил России на Украине дала дополнительный импульс для развития российско-иранских отношений. Опуская рассуждения об общности исторических судеб двух стран перед лицом иностранных экономических санкций и возросшего на этом фоне политического взаимопонимания между Москвой и Тегераном, следует сказать, что в виде российский военных заказов иранский оборонно-промышленный комплекс получил импульс для своего активного развития. Североамериканская и западноевропейская пресса активно пишет о конкретных проявлениях военно-технического сотрудничества Ирана и России (например, о передаче технологий производства беспилотных и образцов летательных аппаратов различного радиуса действия, направлении группы инженеров для помощи в организации их производства на предприятиях в России) и поставках баллистических ракет средней дальности с радиусом действия до 700 км в количестве 400 единиц (Украина не раз заявляла о применении российской армией беспилотных летательных аппаратов иранского производства, но пока не сделала ни одного заявления об использовании иранских оперативно-тактических ракет).

В ответ Россия с начала 2024 года поставляет в Иран новейшие многоцелевые истребители Су-35, учебно-боевые самолеты Як-130 и ударные вертолеты Ми-28, которые официальный Тегеран, накопив достаточный парк этих машин и обучив необходимое число пилотов и технического персонала, в будущем сможет использовать против Израиля.

На днях стало известно, что Индия и Иран подписали соглашение (дата подписания не уточняется) о том, что Иран передает на 10 лет под управление Индии порт Чабахар в Оманском заливе – единственныйиранский порт, имеющий прямой выход в Индийский океан, минуя Ормузский пролив, контролируемый ВМС США. По тексту соглашения предполагается, что за это время инфраструктура порта будет модернизирована и кооптирована в транспортно-логистическую структуру международного транспортного коридора «Север-Юг». Все инвестиционные издержки по реализации данного проекта берет на себя индийская сторона. Из чего можно сделать вывод, что Индия (с недавнего времени – Бхарат) как третья экономика мира по-прежнему заинтересована в реализации и развитии МТК «Север-Юг», данный проект не является мертворожденным ребенком, все еще жив, имеет спонсоров для своего развития помимо России, является проектом трансконтинентальной интеграции и далее будет реализовываться под эгидой консорциума стран БРИКС, что само по себе является гарантией его жизнеспособности.

Следовательно, в проект активно включаются все новые – третьи и четвертые самодостаточные участники, – которые фактом своего присутствия в проекте стабилизируют и нивелируют все возможные противоречия между прочими участниками – не только основателями в лице России и Ирана, но и позднее присоединившимися странами типа Азербайджана, Армении и Турции или Казахстана. Таким образом, получено еще одно доказательство, что МТК «Север-Юг» остается жизнеспособным и самодостаточным проектом, имеющим инвестиционную и эксплуатационную привлекательность.

При оценке влияния России на страны региона Южного Кавказа сегодня надо учитывать то обстоятельство, что до недавнего времени у России не было официальной государственной идеологии, наличие которой было запрещено Конституцией страны

mod.gov.il

Случившаяся на днях гибель в авиакатастрофе президента Ирана Раиси и главы МИД страны Абдулханяна неподалеку от границы с Азербайджаном объективно не сможет остановить или затормозить развитие российско-иранских отношений в ближайшей или среднесрочной перспективе, так как существующие интеграционные проекты затрагивают не две страны, но также и сопредельные с ними государства, которые имеют в этих проектах собственные интересы, а поэтому не позволят новому составу правительства Ирана изменить вектор развития страны. Также нельзя не учитывать влияние фактора идеологической (религиозной) детерминированности политики Ирана, благодаря которой геополитические и макроэкономические цели страны остаются неизменными, несмотря на смену первых лиц государства.

Итак, проводимая Россией в отношении стран региона Южного Кавказа политика меркантилизма предполагает учет их государственных идеологем ровно в той мере, пока они не препятствуют получению сторонами обоюдной выгоды от торгово-экономического и иного партнерства. Такая политика предполагает наличие общих экономических интересов и приоритет макроэкономических факторов над политическими.

Российская власть видит в своих коллегах их стран этого региона не политических союзников, а в большей степени партнеров по бизнесу между государственными или иными естественными монополиями, что исключает фактор влияния на межгосударственные отношения внутренних идеологических и политических особенностей каждой из стран (по аналогичной схеме построена деятельность организации БРИКС).

Взаимоотношения в Азербайджаном позиционируются Кремлем как союзнические, добрососедские, долгосрочные и прогнозируемые, отношения с Ираном как партнерские и добрососедские, в перспективе – союзнические, с Арменией как союзнические с надеждой сохранения данного характера, с Турцией как неопределенные, ситуационно партнерские с возможным перерастанием в конфронтацию.

«Мнение автора может не совпадать с мнением редакции». Особенно если это кликбейт. Вы можете написать жалобу.

Отправьте сообщение об ошибке, мы исправим

Отправить