РоссияПн, 27 сентября 2021
Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Анадырь
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск


#Интервью Читать 3 мин.

20 лет и триллион долларов завершились для США полным провалом

20 лет и триллион долларов завершились для США полным провалом
#Интервью

Официальная страница Никиты Данюка

Афганистан в последние недели вновь стал центром внимания для всего мира. Шокирующие кадры из аэропорта Кабула, самолеты, на которых мирные жители старались улететь буквально «верхом» и падали со взлетающих машин, хаотическое бегство американского дипперсонала и военных – все это вызвало немало вопросов не только о том, чем там занимались американцы на протяжении 20 лет, и о том, что ждет эту несчастную страну завтра. SM.NEWS поговорил на эту тему с экспертом по американской внешней политике, замдиректора Института стратегических исследований и прогнозов РУДН, членом Общественной палаты РФ Никитой Данюком

– Никита Сергеевич, можно ли сказать, что сегодняшние события в Афганистане – в целом крах системы влияния США, которую они пестовали последние полвека, опираясь на различные экстремистские и террористические силы по всему миру?

– Безусловно, мы видим, что США потеряли статус не просто глобального гегемона, а в целом, лидера, который якобы может экспортировать безопасность, стабильность и тем более, демократические ценности по всему миру. Абсолютно очевидно, что 20 лет, которые потребовались Америке, чтобы с помощью триллиона долларов, подготовки местных правительственных войск, работы всевозможных коммерческих организаций, завершились провалом, который свидетельствует о том, что американский гегемонизм, как мне кажется, уходит в прошлое. Это конечно не значит, что Америка не является самой мощной и самой влиятельной сверхдержавой мира, но это событие в очередной раз подтверждает процесс, что США, делая ставку на единоличные силовые методы, терпит крах. И самое главное, что всевозможные попытки заигрывания со всевозможными организациями террористического, экстремистского, радикального толка, как мы видим, никаких успехов Америке не приносят.

– Будут ли последствия для команды президента Байдена – если каждый президент, начиная с Барака Обамы, обещал вывести войска, то сегодня это выглядит как кошмарное бегство и панику?

– Вывод войск из Афганистана все эти годы поддерживало больше половины населения – в разное время по-разному, но тем не менее, цифры такие. Самое интересное – то, как происходит этот вывод. Мы ведь знаем, что те поставки вооружений, которые осуществлялись для правительственных сил Афганистана, были попросту оставлены, их захватил «Талибан»*. Мы знаем, что очень крупные коммуникационные и логистические центры были очень быстро захвачены талибами.

То что происходит сейчас не является эвакуацией, которая была, скажем во времена СССР, когда мы выходили из Афганистана, выходили несколько лет, планомерно, как мощная сверхдержава, которая на тот момент, к слову, выполнила все военно-политические задачи. В случае с американцами – это настоящее бегство – полный кошмар, дезорганизация. И случай с аэропортом в Кабуле, где люди пытались забраться на самолеты, цепляясь за шасси – это является не следствием действий талибов.

Это квинтэссенция того, что американцы сделали в Афганистане, где, как мы видим, полностью отсутствует координация между правительственными структурами, где сами правительственные войска, которые подготавливали американцы, не способны в должной мере обеспечить не только безопасность Афганистана, но и свою собственную. И конечно это свидетельство того, как американцы реально относятся к гражданским правам, свободам и жизням простых афганцев – они их вообще ни во что не ставят.

– Что дальше будет со страной? Это будет очередное полуфеодальное недогосударство по типу Сомали и Ливии?

– Конечно, для нашей страны очень важно, что будет. Дело в том, что «Талибан», несмотря на то, что считается движением, на самом деле, состоит из нескольких частей. Есть политическая часть, которая проводит политические встречи, заключает политические договоренности. А есть военное крыло, оно состоит из полевых командиров, которые непосредственно на земле занимаются всевозможными военными операциями, в том числе, терактами. В этом смысле, очень интересно, как будет происходить построение государственной вертикали при режиме талибов.

Потому что одно дело, когда ты находишься в состоянии гражданской войны, другое дело, когда ты ответственен еще и за то, чтобы в стране были мир и стабильность. Существует несколько сценариев. Первый сценарий заключается в том, что «Талибан» наводит порядок жесткой рукой, расправляется со своими врагами в лице представителей прошлой власти, но при этом, точно также зачищает пространство от ИГИЛ** и «Аль-Каиды»***.

Напомню, что с ИГИЛ «Талибан» вел локально боевые действия с 2015 года, а с «Аль-Каидой» наоборот, были достаточно нормальные отношения, но «Талибан» воспринимал «Аль-Каиду» как некий инструмент для того, чтобы прийти к власти. Если этот сценарий будет происходить, то, безусловно, на территории Афганистана установится жесткий шариат, но говорить о том, что будут очень быстро развиваться террористические группы и организации всевозможного радикального толка, я бы не стал.

– Но есть и второй сценарий?

– Да, и он заключается в том, что талибы, хоть и захватили власть, не будут контролировать все провинции Афганистана, там будут очаги конфликтов, будут столкновения, которые могут перейти в гражданскую войну и вот тогда многие экстремистские организации поднимут голову. Они и так это сделают. Я напомню, что одной из главных угроз для нас является не то, что «Талибан» будет пытаться штурмовать границу Таджикистана, Узбекистана и Туркменистана.

Основная угроза заключается в том, что те террористические и экстремистские ячейки и группы, которые уже находятся на территории стран Центральной Азии, увидев победу «Талибана», воспримут это как сигнал того, что с помощью террористических методов, с помощью постоянных боевых действий можно достичь очень высоких политических задач, достигнуть политической вершины – захватить власть в государстве. И это очень серьезный знак, который для нас является очень большой угрозой.

Второй угрозой, безусловно, является поток беженцев, который хлынет, в первую очередь, на территорию Ирана, Пакистана, но для нас самое важное, будет ли этот поток направлен на страны Центральной Азии. С этими странами у нас нет визового режима и мы прекрасно понимаем, что так называемые «афганские беженцы» через территорию Таджикистана и Узбекистана вполне могут проникнуть и в нашу страну. И это тоже очень большая угроза.

– Стоит ли нам опасаться очередной волны экспорта нестабильности?

– Мы видим, что «Талибан» очень хорошо провел работу над ошибками в плане своего позиционирования и имиджа – постоянные заявления от талибов о том, что они хотят мира, что они объявляют всеобщую амнистию, что они отказываются от торговли наркотиками, что они будут предоставлять возможность девочкам посещать школы и многое другое. Это правильная информационная, политическая позиция, которая показывает всем, что «Талибан» вполне адекватная организация.

Однако у меня есть очень большие сомнения, что сегодняшний «Талибан» так уж разительно отличается от «Талибана» образца 2001 года. Для нас принципиальная позиция заключается в том, что талибы контролируют границу с Таджикистаном, границу с Узбекистаном, границу с Туркменистаном. Это делают не правительственные войска, не Кабул, который до недавнего времени был субъектом международных отношений.

Де факто это делают талибы. Безусловно, талибы – запрещенная организация на территории нашей страны, безусловно – это никакой ни союзник, ни партнер, он представляет собой очень большую угрозу. Но исходя из наших национальных интересов иметь коммуникацию с талибами, определенные политические гарантии, которые они озвучивают относительно нашего посольства, относительно проникновения в Центральную Азию намного лучше, чем открыто признавать их врагами и выступать на стороне правительственных войск, которые, напомню, не пользуются большой поддержкой среди простого афганского населения.

– С этим связаны переговоры с лидерами движения, которые проводил Сергей Лавров и постоянно озвучивают в МИДе? Как вы оцените эту позицию?

– Позиция очень правильная, они мне чем-то напоминает позицию Льва Троцкого – «ни мира, ни войны». Мы не считаем, что талибы являются удобным партнером, никаких иллюзий не испытываем, но вместе с тем, исходя из прагматики и национальных интересов, готовы с ними коммуницировать, обсуждать наиболее острые вопросы, заявлять о своих «красных линиях». В данном случае коммуникация намного лучше, чем ее отсутствие.

* Запрещенная в России террористическая организация

** Запрещенная в России террористическая организация

*** Запрещенная в России террористическая организация

«Мнение автора может не совпадать с мнением редакции». Особенно если это кликбейт. Вы можете написать жалобу.
Новости в России и мире - Информационный портал Sm.News